«У меня идеальная семья», — Григорий Решетник

Звездные новости
Наступающий Новый год для семьи Григория Решетника и его жены Кристины особенный – впервые они встретят его уже не вдвоем, а втроем, вместе с восьмимесячным сыном Иваном. С молодой семьей мы договорились о встрече за две недели до праздника, чтобы поговорить не только о предновогодней суете, но и о новой для них роли родителей.
 
Все три зимних месяца Григорий Решетник планирует «пропадать» на съемках нового «Холостяка» (канал СТБ), которые проходят в экзотических странах, поэтому сейчас он очень загружен и для прессы практически недоступен. Наша встреча состоялась на следующий день по возвращении Гриши в Украину. К моему удивлению, телеведущий совершенно не выглядел уставшим после 12-часового перелета, скорее наоборот – бодрым, веселым, приветливым и в хорошем расположении духа.
Гриша, Кристина, этот Новый год для вас особенный – первый в жизни вашего сына Ванечки. Расскажите, как собираетесь его отпраздновать?
Григорий: Новый год – хороший повод собраться за столом всей семьей, но, к сожалению, в силу своей профессии очень часто в новогоднюю ночь я работаю. Этот год не станет исключением, но мы обязательно уже 1 января соберемся нашей маленькой семьей – я, Кристюша и Ванечка.
Ванюше только восемь месяцев, он, наверное, этот Новый год еще не запомнит, но все-таки, вы готовите для сына сюрпризы?
Кристина: Бабушки и дедушки уже позаботились о том, чтобы внук был в костюме Санта Клауса. Подарки тоже уже потихоньку покупаем. Понимаю, он еще кроха, но считаю, что ребенку нужно дарить сказку даже с такого маленького возраста, поэтому под подушку уже в день Святого Николая мы обязательно положим ему подарок.
Reshetnik_new-1.jpg
А новогодние каникулы где проведете? Я знаю, что благодаря Кристине ты, Гриша, встал на лыжи. В этом году в горы едете?
Г.: С Кристюшей мы познакомились, кстати, ровно пять лет назад, 14 декабря, в этот самый день. Здорово! Благодаря Viva! мы вспомнили о своей годовщине. Так вот, после нашего знакомства мы буквально через пять дней начали встречаться и отправились на новогодние каникулы в Карпаты знакомиться с родителями и заодно кататься на лыжах. Дело в том, что Кристюша родом из Ивано-Франковска и стоит на лыжах с 13 лет, поэтому сразу приобщила и меня. Через две недели я уже был знаком с родителями, через три – с бабушками и дедушками. И вот тогда я впервые попробовал встать на лыжи. Теперь мы каждый год зимой с друзьями собираемся большой компанией и едем в горы.
Гриша, исходя из того, что вы сегодня случайно вспомнили про вашу годовщину знакомства, делаем вывод: Кристина не из тех сентиментальных девушек, которые требуют от своих мужей помнить все знаменательные даты.
Г.: Слава богу, мне с Кристиной в этом плане повезло! Когда пара только начинает встречаться, она, конечно, помнит первый день встречи, первый поцелуй, первые цветы. А вот сейчас у нас столько знаменательных дат, что про день знакомства мы бы даже и не вспомнили, если бы не запланировали в этот день интервью. Хотя мы помним годовщину свадьбы, отмечаем каждый месяц рождение сына.
Кристина, а день, когда Гриша тебе сделал предложение, помнишь?
К.: Я помню, что это было 23 марта… или 15-го (смеется).
Г.: Мы пришли к тому, что не обижаемся друг на друга, когда кто-то забыл какой-то знаменательный день и, в общем-то, не заморачиваемся по этому поводу. Самое главное – внимание любящих людей. А еще мы не зацикливаемся на подарках и сувенирах – можем подарить друг другу что-то просто так, не привязываясь к дате. Мне бы хотелось баловать жену чаще, но, к сожалению, из-за бешеного ритма жизни не всегда получается уделять ей много внимания. Тем более акценты сейчас смещены в сторону Ванюши.
С появлением сына на что категорически не хватает времени?
К.: Первый период, конечно, был самым сложным – времени ни на что не хватало. Все наше внимание было сконцентрировано на сыне. Мы не пользуемся услугами нянь, иногда нам помогают бабушки, и вот когда они приезжают к нам в гости, мы с Гришей можем побыть какое-то время наедине. Слава богу, Ванюшка очень спокойный и послушный мальчик, поэтому сейчас с ним мы все успеваем. Даже вместе ходим на плавание.
Вы придерживаетесь какой-то методики в воспитании Вани?
Г.: Если честно, когда мы были в положении, уже тогда Кристина много читала разных методик, ходила на курсы. Перед рождением думали, что будем его растить интуитивно. Пусть себе ребенок ползает, играет в игрушки и наблюдает за происходящим. Но дело в том, что сейчас дети настолько быстро развиваются и настолько прогрессивны, и у Ванечки столько энергии, что пришлось пересмотреть свои взгляды. Сейчас он успевает три раза в неделю ездить на тренировки по плаванию и заниматься с тренером. Плавает он, кстати, с месяца.
Reshetnik_new-2.jpg
Сердце у тебя не екало, когда ты месячного ребенка под воду опускал?
Г.: Я с десяти дней начал сына в ванне купать, насмотревшись всяких передач про занятия грудных детей плаванием. Когда опускал его под воду, то бабушка с мамой, конечно, синели от страха, стоя за моей спиной (улыбается). Когда Ванюша научился задерживать дыхание под водой, тогда уже я передал сына в руки тренера. Этим летом мы даже познакомили Ваню с морем – там он тоже поплавал.
Значит, вы из тех экстремальных родителей, которые не боятся менять среду обитания младенцев?
К.: Он такой же человек, как и мы, пусть и маленький. Сына мы с самого рождения везде с собой берем – Ваня успел объездить пол-Украины, побывал за границей. У нас нет никакого страха на этот счет.
Г.: Вот на мой день рождения, когда Ване было полгода, мы отправились в Италию. Обошли весь Рим, включая Ватикан, а он все это время спокойно сидел в коляске. Когда мы раньше с Кристиной путешествовали, то перенимали опыт у иностранцев – они спокойно путешествуют с маленькими детьми, летают самолетами, не то что мы – в своем детстве впервые видели море в семь лет, да и то после того, как бабушка подписывала разрешение (смеется).
К.: Еще Ваня с четырех месяцев пошел на английский язык. Это некий кукольный театр, где деткам показывают представления на английском – специальная методика изучения языка с грудничкового возраста.
Так дети же в восемь месяцев еще не разговаривают!
Г.: Ваня уже пытается сказать «мама» и «папа». Надеюсь, пойдет в папу, который в год уже старался говорить целыми предложениями, а в полтора читал стихи, по рассказам бабушек (улыбается). Но мы не стараемся в воспитании Вани кому-то что-то доказать, мы просто хотим, чтобы он улыбался, радовался, чтобы это доставляло ему удовольствие. Он уже понимает, что можно, а что нельзя. В воспитании Вани у нас нет вседозволенности – у нас контролируемая демократия.
Ему нет года, а он занимается плаванием и английским. Вы кого хотите вырастить? Кристина, наверняка ты, как многие девушки, еще задолго до рождения ребенка мечтала, что если родится сын, то он будет футболистом или дипломатом, а если дочка – балериной.
К.: Я хочу, чтобы мой сын занимался спортом, и не важно каким именно. Плавание, теннис, футбол – что он сам захочет, то и выберет. Возможно, шахматы для умственного развития. Я хочу, чтобы Ваня был счастливым ребенком, всесторонне развитым и сам потом решил, чего он хочет добиться в жизни и кем стать.
Гриша, а у тебя какие планы на сына? Ты ведь первого хотел именно мальчика.
Г.: Это естественно, что первым должен быть мальчик, потому что я и сам старший сын (у меня есть еще младшая сестра). И потом, у нас хорошая традиция в семье – мальчиков называть или Ваня, или Гриша. Это передается из поколения в поколение – мой папа Иван, дед Григорий. Наш Ваня это продолжил. Я, правда, не знаю, что мы будем делать, когда родится второй мальчик…
Ну, со вторым несложно – будет Гришей, а вот как назовете третьего сына?
Г.: Что-то надо будет придумать (смеется). Я в сыне не стараюсь реализовать какие-то свои детские мечты, что сам, например, не стал футболистом или шахматистом. Когда мы ждали Ваню, я думал, что он вообще до трех лет будет ползать и ни на какие кружки и секции не будет ходить. Сейчас Ване восемь месяцев – он уже столько видел, столько знает, в стольких местах побывал. Поэтому будем отталкиваться от его желаний. Главное, чтобы он был всесторонне развит и уверен в себе, потому что ведь наше советское воспитание состоит из набора комплексов. Нам вечно говорили: «это нельзя» или «что люди скажут» – мы жили и воспитывались для того, чтобы нравиться другим, а не быть самим счастливыми.
Гриша, а тебя как воспитывали родители?
Г.: У меня идеальная семья, как и у Кристины, нам повезло в этом плане. Мои родители вместе уже более 30 лет. Нас с младшей сестрой воспитывали в огромной любви, родители никогда при нас не ссорились, а если и выясняли отношения, то только за закрытой дверью – мы, дети, этого не видели. Ведь для ребенка главное, чтобы он понимал – его любят. Что касается воспитания, то, конечно, родители ставили передо мной какие-то задачи. Мы с сестрой и по попе получали, и что-то нам запрещали, но родители хотели, чтобы мы ни в чем не нуждались. Они меня спасли от дворовой компании, загрузив по полной программе – помимо общеобразовательной школы я с четвертого класса на протяжении семи лет ходил в бальный класс…
Reshetnik_new-3.jpg
Так, может быть, мы скоро увидим тебя в проекте «Танцюють всі» – продюсеры изменили формат и теперь приглашают публичных людей – вот Эктор Хименес-Браво и Френсис Метью танцевали…
Г.: Не знаю, все возможно. Если пригласят, с удовольствием станцую. Когда одноклассники посмеивались надо мной и в свои годы уже знали, чем отличается вкус пива от водки, я усердно занимался в танцклассе, но при этом не чувствовал себя каким-то ущербным. Родители всегда пытались меня чем-то занимать, чтобы оставалось меньше свободного времени на глупости. Самое главное, чтобы родители доверяли ребенку. Вот, например, я всегда мечтал заниматься творческими профессиями, но все-таки после школы поступил в Николаеве учиться на финансиста. Спустя год, я доказывал родителям, что нужно что-то менять в своей жизни. Они поверили мне и отпустили в Киев, где я поступил в институт на специальность диктора и телеведущего. В будущем я постараюсь поддержать и своего сына в его желаниях и стремлениях.
Ирина Пикуля, фото: Иван Любенко